Секреты Москвы. Достопримечательности вне туристических маршрутов

старинные достопримечательности москвы
В средневековой Москве существовало несколько десятков слобод. И как только они не назывались: Гончарная, Кожевницкая, Панкратьевская, Сыромятная. Была среди них даже и слобода с очень неожиданным названием — Капитанская. Это сейчас вы без проблем можете посмотреть схему метро с расчетом времени, раньше же, помимо того, что не было метро, нужно было хорошо ориентироваться в городе и его окрестностях.

Чтобы в наше время оказаться в ней, нужно пройтись по Новой Басманой улице. Кстати, когда-то давно она называлась Капитанской. Несколько веков назад тут располагались пастбища и огороды находящейся неподалеку Басманной слободы. Во времена Петра на месте прежних огородов появилось поселение иноземных офицеров, поступивших служить к русскому царю. Так и возникла слобода с необычным названием — «Капитанская». Продолжение Мясницкой улицы за Земляным городом (за Садовым кольцом в наше время) называлась Капитанской улицей.

До наших дней название не сохранилось — теперь это Новая Басманная улица. Именно по ней, Петр I ездил из Кремля к своим друзьям-иностранцам в Немецкую слободу. Нередко эти поездки были связаны и с романтикой — в Немецкой слободе жила возлюбленная царя, очаровательная Анна Монс. На Старокирочной улице до сих пор сохранился дом, в котором она жила. После переноса столицы из Москвы в офицеры оставили эту слободу, опустевшие земли заселило сначала купечество, а потом и высшая знать. Капитанская улица была переименована в Новую Басманную, и превратилась в одну из важнейших городских артерий. Недаром тут строили дома представители самых знаменитых фамилия — Разумовские, Голицыны, Демидовы, Куракины — «Басманные вельможи», как прозвали их современники.
старинные достопримечательности москвы
Выходим из метро «Красные ворота» и в самом начале Новой Басманной видим громоздкое, мрачноватое здание, с нелепой башней на углу, прозванное москвичами — «Дом-паровоз». Однако жизненный путь этого гиганта необычен, тут сошлись многие вехи московской истории за несколько столетий. В XVII веке здесь находилась любимая «аустерия» Великого Петра, проезжая мимо, он нередко останавливался, чтобы выпить чарочку анисовой. Позже здесь по распоряжению царицы Елизаветы соорудили Запасный дворец, где хранились запасы царского зерна и продовольствия. А также осуществлялось «делание» кваса, а также «сидение» водки. Причем лед для хранилищ в подвалах привозили аж из Санкт-Петербурга как более чистый.

В XVIII столетии территория была передана в распоряжение Главной Дворцовой канцелярии. именно это ведомство в 1750-1760-х годах выстроила комплекс из четырех эффектных двухэтажных корпусов, образующих квадрат. Запасный дворец – чуть ли не единственное казенное московское здание,, нисколько не пострадавших во время пожара в 1812 года. Именно поэтому в Запасном дворце лечились раненые на Бородинском поле, причём, не только русские солдаты, но французы. А после освобождения города от французов этот комплекс стал временным приютом для москвичей, лишившихся своих жилищ во время пожара. В эпоху Александра III здесь был основан Институт благородных девиц, основанный в память Екатерины II. По словам самого Александра III этот институт должен был воспитывать «будущих жен Российского дворянства, в правильном духе веры, в правилах чести, в искренней преданности императорскому престолу а также благу Отечества. » При этом институт не был благотворительной организацией, и родителям приходилось выкладывать изрядные суммы.

После октября 1917 года здесь находился Народный комиссариат путей сообщения. Как известно «новая метла по новому метет», под новое ведомство прославленный архитектор Иван Фомин преобразовал Запасной дворец на конструктивистский манер. Фомин надстроил еще два этажа, фасадам придал гладкость, видоизменил оконные проемы, а неподалеку от угла пересечения Новой Басманной с Садового кольца надстроил девятиэтажную башню с циферблатом часов. Он словно «одел» здание в новый архитектурный кожух — в форме паровоза. Элементы старой архитектуры за редким исключением полностью исчезли.

Чуть дальше на другой стороне улицы расположилось здание в редком для Москвы архитектурном стиле ар-деко( стиль возникший в 20х годах прошлого века, на основе слияния традиций классики и модерна), имеющее к «Дому- паровозу» прямое отношение. Это ведомственная больница Наркомата путей сообщения, построенная все тем же Иваном Фоминым. По иронии судьбы именно эта поликлиника оказалась последним реализованным им проектом.
Минуя чудесный дворец Куракина( куракинская богадельня) проходим к таинственному и загадочному особняку, выдержанному в псевдоготическом стиле. Местные жители прозвали его — «домом Кисы Воробьянинова». Сейчас здесь расположен Центральный дом детей железнодорожников, но раньше замок принадлежал купцу, золотопромышленнику, жившему на широкую ногу — Николаю Стахееву. В 1914 году он переехал в Париж, где продолжал вести веселую жизнь на широкую ногу.
старинные достопримечательности москвы
После революции все его богатства, находившиеся в России доходные дома, фабрики и прочее – оказались для него навсегда потеряны. В 1918 году, когда деньги почти закончились, 66-летний купец тайно вернулся в столицу, чтобы найти в своем особняке припрятанные драгоценности. Но к этому моменту перешел все к тому же Наркомату путей сообщения. Но Стахеев, разумеется этого не знал, поэтому около своего тайника был задержан дружинниками-железнодорожниками. Его доставили на Лубянку к самому главному чекисту Дзержинскому. Но, оказавшись в кабинете «железного Феликса» купец проявил незаурядные дипломатические способности и предложил свой клад, а также другие тайники в обмен на свободу. Дзержинский на эту сделку пошел. Стахеев был отпущен в и даже получал небольшую государственную пенсию.

Считается, что с Стахеевым встречались и беседовали журналисты газеты «Гудок» Ильф (Илья Файнзильберг) и Петров(Евгений Катаев), а потом, вдохновившись встречей, сочинили роман «Двенадцать стульев». Но возможно, что эту историю им рассказал кто-то из товарищей по газете. Например, старший брат Евгения — Валентин Катаев. Кстати, полюбился это особняк и кинематографистам. Здесь снимали самые различные кинофильмы. И даже «Семнадцать мгновений весны». Например, сцену, в которой Штирлиц беседует с Борманом у камина.
Неподалеку, на другой стороне улицы находится одно из немногих дошедших до нашего времени зданий, имеющих отношение к Капитанской слободе.

Это храм апостолов Петра и Павла. Врезающийся в небо шпиль делает храм похожим на лютеранскую кирху, фантазией Петра перенесенную сюда из Голландии или Германии. И это не случайно. Храм построен по чертежам самого Петра I-го. Также царь пожертвовал две тысячи рублей на его строительство. Дело в том, что многие жители капитанской слободы начали переходить в православие. И для того чтобы помочь укрепиться им в новой вере царь и решил создать православный храм. Возведение церкви было доверено архитектору Ивану Зарудному – одному из самых ярких архитекторов нового стиля петровского времени, построившего множество московских церквей, зданий.

Например, находившуюся неподалеку( пересечение Новой Басманной и Садового кольца) первую в Москве Триумфальную арку. Внимание привлекает ограда с живописными железными решётками в форме изогнутых стеблей и листьев, огибающая восточную сторону храма. Трудно поверить, что находится она здесь только с 1966го года. Прежде она располагалась на Большой Спасской улице, у храма Спаса Преображения. После ее сноса в 1937 году реставраторам удалось спасти уникальные решётки, а позже они были перенесены сюда, к Петропавловскому храму.
Источник: Города мира (Ссылка на источник обязательна (goroda-mira.com))

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.